Неожиданный ракурс

Ольга Писаренко
Александра Смирнова

На проспекте Королева, прямо на месте уличного рынка, вырос современный жилой комплекс под названием «Зенит». Сам по себе этот факт (даже при всех явных достоинствах объемно-планировочного решения и функционального наполнения, отличающих данный проект) вряд ли привлек бы столько внимания профессиональной критики и «околоархитектурной» прессы, если не одно обстоятельство. По центру композиции возводится церковь. Именно эта, уже почти до конца воплощенная идея, буквально с самого начала строительства привлекла повышенный публичный интерес и продолжает вызывать его до сих пор.

Прокомментировать ситуацию, которая в какой-то мере отражает противоречия между нынешними условиями жизни и традиционным восприятием храмовой архитектуры, мы попросили генерального директора строительной компании «С.Э.Р.» Павла Белоусова. Согласитесь, маленький, по сути «домовый» (как раньше), храм, более всего нужный современным прихожанам (это в числе прочего, следует из предыдущей статьи), вообще не так-то просто вписать в высотную жилую застройку. А если добавить к этому условия крайне жесткой экономии места, в которых на Королева были вынуждены действовать и девелоперы, и проектировщики, и подрядчики, то задача усложняется принципиально. Чуть позже своими «мыслями по поводу» согласились поделиться и авторы «церковной» постройки в составе «Зенита» — молодые, но достаточно известные читателям «АРДИС» архитекторы Антон Головин и Александр Шретер.

П. Белоусов:
— По меркам Петербурга наша компания — небольшая. Мы строим не «на потоке», каждый объект для нас — событие. Потому в любой работе изначально присутствует стремление сделать что-то особенное, запоминающееся, нестандартное. ЖК «Зенит» был задуман и в результате осуществлен как первый в нашем городе пример «единого перетекающего пространства». Как планировочный принцип это сейчас широко обсуждается, причем многие декларируют создание таких пространств, но на деле, сталкиваясь с объективными трудностями, идея угасает на полпути. Здесь же удалось пронести ее до конца и воплотить в реалии, а потому из любой точки комплекса можно попасть в любую другую, не выходя за его пределы. В
этом главное новаторство и наша гордость.
Что касается церкви, то вот тут-то как раз ничего нового мы не сделали. Она – по существу, единственный объект, выключенный из упомянутого перетекающего пространства, но почему-то только в нашем случае соседство храма и «торговли», а также разность масштабов небольшой храмовой постройки и высотного жилого массива вызвали столь бурную реакцию. Ведь в чем-то схожие с нашим случаи уже имели
место быть в архитектуре как Санкт-Петербурга, так и других городов. Происходят они и в наши дни. Тем не менее, не стоит, как говорится, прятаться за чужие спины и пенять на других. Считаю, что мы построили современный жилой комплекс и современный храм, взаимное расположение которых отвечает насущным потребностям людей, которые уже успели это оценить (достаточно посмотреть сайт наших дольщиков,
чтобы убедиться в правоте моих слов). При этом никто не стремился ломать традиций. Тогровля рядом со стенами церквей существовала всегда, и когда торгующих изгнали из храма, то они далеко не ушли, а
всего лишь вышли за его пределы. И в этом глубокий символический смысл: «хлеб насущный» и «духовная жажда» — вещи разные, но не взаимоисключающие. Я готов говорить о различных способах оформления этого соседства, может быть, мы выбрали не самый удачный из возможных вариантов. Но это другой разговор — спокойный, профессиональный. Если бы он, наконец, состоялся, такому развитию событий
можно было бы только порадоваться. Тогда мы бы учли какие-то идеи на будущее.
Теперь рассмотрим вопрос о разнице масштабов. Он более сложен. Действительно, в классической строительной практике и обывательском сознании церковь является доминантой места. Это правильно, естественно и логично со всех точек зрения. Но вот вопрос, как сохранить традицию при совокупности меняющихся условий, включая градостроительные? Наш ЖК рассчитан на …тыс. жителей, что сопоставимо с небольшим поселением. Дольщики организовали собственную православную общину и зарегистрировали свой приход. Куда им идти молиться? Где должен располагаться их храм? Ответ очевиден: на территории их жилого комплекса. Тогда, чтобы церковь стала высотной доминантой, ее нужно располагать на крыше. Но это абсурд! Наверное, стоит отказаться от мысли о том, что храмы непременно обязаны возвышаться над прочими зданиями. Жизнь корректирует это правило и уточняет: не всегда. Стоит согласиться с тем, что они должны выделятся на общем фоне, в том числе и в новых районах, но одновременно следует допустить, что не
каждая из этих построек призвана «держать» высотный акцент. К тому же доминировать можно не только по вертикали. У нас, например, духовный объект является организующим центром комплекса уже по своему
назначению, а еще ее расположение полностью отвечает функции: вход туда организован со двора, тогда как магазины главными фасадами выходят на пр. Королева. Таким образом, церковь символически разверну-
та к прихожанам – жильцам «Зенита», это их храм, который строился для нужд этих людей, по их воле и на их средства.


Архитекторы, как и подобает художникам, оказались в большей степени подвержены сомнениям относительно правильности самого подхода: строительство «внутриквартальной» церкви.

А. Головин:
— Думаю, что культовые сооружения должны строиться все же только в тех местах, которые определены для
них исходя из градостроительной ситуации. Тогда, находясь на определенном отдалении от жилой застройки,
они действительно будут доминировать, организовывая вокруг себя пространство и являясь определенными
символами места. В плане развития города должны быть прописаны и необходимое количество храмов, и их конфессиональная принадлежность.

А. Шретер:
— Соглашусь с коллегой, однако полностью исключать возможность появления культового сооружения вне
градостроительного узла тоже неправильно. Тем самым мы вообще рискуем вытеснить из города маленькие церкви для небольшого количества верующих. Спрашивается, на каком основании? Всего лишь по той причине, что нам непривычно видеть их в соседстве с высотными домами? Но жизнь меняется и диктует новые условия. Мы вовсе не стремились сделать что-то не вписывающееся в привычные рамки, а, наоборот, старались решить поставленную задачу традиционным способом, но в совершенно нетрадиционной ситуации. Думаю, мы не первые и не последние, кто столкнулся с этой проблемой.

А. Головин:
— Когда в прессе стали появляться негативные отклики на эту работу, подумалось, что мы вообще зря за нее взялись. Правда, если спокойно разобраться, то решение покажется отнюдь не самым плохим. Просто прежде, чем его обсуждать, надо хотя бы прочитать условия задачи. Другой вопрос, что сама она может быть поставле-
на некорректно. Поначалу и нам так показалось, поэтому пришлось обратиться за разъяснениями в Православную Епархию. Оттуда, в итоге, был получен ответ: если есть на то воля прихожан, то церковь вполне может быть построена внутри жилого квартала, поскольку ее главная функция – обеспечить верующим возможность соборно, то есть вместе, сообща молиться. Исходя из этого мы и работали дальше.

А. Шретер:
— Действительно, своему назначению постройка полностью отвечает. К тому же ее расположение — по главной оси комплекса — вполне традиционно. Доступ в церковь организован с небольшой площади перед ней, ее символика доминирует над окружением. Да и магазин «Диета», почему-то бросающийся всем в глаза, — ничем не хуже и не лучше лавки мясника или сапожника. Плотная жизнь вокруг церкви вполне укладывается в рамки городской архитектурной традиции.
Если говорить о высотности, то тут видятся два подхода к вопросу. Первый – тот, что мы избрали, когда церковь доминирует, но не по высоте, поскольку в данных условиях это невозможно. Другой вариант состоит в устройстве внутридомовой церкви, которая как-то обозначается на фасаде. Такая традиция тоже существует. Думаю, и ее применение в новом высотном строительстве теоретически тоже возможно. Правда, Антон со мной несогласен, но это было бы интересно обсудить с разными застройщиками, другими архитекторами,
критиками и т. д.

А. Головин:
— В заключение отмечу еще один момент, имеющий отношение к вопросу о деталях. Купол в нашем проекте не был золотым. Понимаю, что для многих это не принципиально, но каждый нюанс в конечном итоге влияет на общую картину. Нам казалось, что ослепительный блеск золота в данном случае лучше заменить более сдержанными тонами, но прихожане сделали по-своему. Хотя в данном случае это, наверное, только их право…
Смотреть статью в формате .pdf
Издание  АРДИС
 

Назад в раздел
Спецпредложение
ЖК "Усадьба на Ланском"
 Узнать подробнее »

Проекты в разработке

Ленинградский квартал

Будущий мультиформатный комплекс «Ленинградский квартал» в Севастополе планируется построить на территории в 7,8 гектар. В состав проекта войдут жилая и коммерческая недвижимость (офисная часть, ритейл, гостиничный комплекс), фитнес-центр с бассейном, а также концертный комплекс и студия звукозаписи.
Подробнее о проекте «Ленинградский квартал»

 

Последние новости

01.09.202017:00
Усадьба на Ланском. Что изменилось с апреля 2020.
28.08.202011:00
Августовский отчет о работах в Усадьбе
21.07.202012:00
Отчет о работах в Усадьбе
09.06.202012:00
Свежий репортаж со стройплощадки
13.05.202012:00
Майский репортаж о ходе строительства
Все новости